Не зарекайтесь!

Не зарекайтесь! –

Часто умные люди так говорят в ответ на горячие и безапелляционные заверения, дескать, со мной-то этого не случится! Уж я-то этого не сделаю! Никогда себе такого не позволю! Случится, сделаете и позволите в самом непродолжительном времени. И будете с изумлением разводить руками: почему это случилось? Зачем я это сделал? Потому-то издревле к зарокам и клятвам относились настороженно, а то и со страхом. Словно в злое заклятие превращается добрый зарок и трезвый отказ от чего-то. И темная сила толкает того, кто только что клялся этого не делать, сделать именно это. Особенно возрастает вероятность таких событий, если «зарок» был произнесен с осуждением в адрес тех, кто совершает ошибки. Если присутствовали насмешливость и презрение в тоне голоса, в мыслях говорившего; да просто в мыслях. И у Чехова герои рассказов часто повторяют на старославянском отличную фразу: «над чем посмеяхося, тому и послужиша». Над чем смеялся, то тобой и завладело, заставило себе служить… Почему так происходит? Ведь из благих побуждений даются клятвы что-то не делать плохое; с разумной и здоровой критикой человек осуждает неправильное поведение других. Все видит ясно, все понимает; а потом или сам делает то же самое, или непреодолимые обстоятельства складываются так, что он попадает в те же точно обстоятельства, что и осуждаемое им лицо.

Особой мистики тут нет, — по крайней мере, многие ученые так считают. Хотя со стороны ситуация кажется уроком и наказанием тому, кто громко осуждал или уверенно клялся. Может, это и есть урок и наказание, только учит и наказывает человека его собственный мозг, по крайней мере, так считал академик Павлов, знаменитый наш физиолог. Каждому животному, человеку в том числе, присущ «рефлекс свободы». Это очень просто: попробуйте держать животное руками. Чем сильнее и агрессивнее зверь, чем сильнее его воля к свободе, тем сильнее он будет вырываться. Если в клетку посадить – будет разрушать ограду, биться о прутья; если силен и яростен – сломает клетку и вырвется наружу, на свободу! То же самое происходит и в сознании человека. Любой зарок, любая клятва – это созданная преграда для желания, искусственная «клетка». И теперь все усилия направлены на то, чтобы преграду разрушить и из клетки вырваться; так работает «рефлекс свободы». Подсознательно человек теперь ищет любые возможности освободиться от данного «зарока», оказаться именно в тех обстоятельствах, которые позволят ему реализовать то, от чего он отказался. И выпивающему человеку встретятся пьющие друзья; он окажется на банкете или юбилее, где его начнут просто преследовать уговорами выпить; или душевная травма произойдет, которую можно вылечить только рюмкой-другой… Если же поклялись не звонить никогда кому-то, кто разбил ваше сердце и принес вам много страданий, желание позвонить станет таким сильным, что и позвоните, и напишете много-много раз, кляня себя за слабость и нарушение клятвы. Хотя эту клятву, возможно, вы дали тайно только самому себе… Фрейд описывает случай, когда мужчине было строго-настрого запрещено звонить даме. Не нужен он был этой даме; разрушительными и опасными были эти отношения. Тогда психоаналитики еще вмешивались в личную жизнь, давали советы, запрещали – принимали активное участие. Такие были времена. И этот мужчина горячо согласился, что звонить не надо. Встречаться опасно. Отношения губительны и бессмысленны. Он для этого к психологам и пошел, чтобы избавиться от зависимости. И почти избавился! Только в счастливый день полного избавления решил позвонить куда-то по срочному делу; и, конечно, по ошибке набрал номер роковой дамы. Хотя он не хотел! Он же все осознал, понял, поклялся больше не звонить – однако обстоятельства так сложились… Когда человек нарушает зарок, он всегда видит причину в непреодолимых обстоятельствах. Во внешнем мире. Хотя на самом деле, это проделки нашего собственного мозга, который делает все, чтобы именно такие обстоятельства сложились. И бросивший курить человек дал зарок не прикасаться к сигаретам. Уверенно бросил и радовался своей свободе – но недолго. Произошла ссора с близким и дорогим другом, ужасная ссора! И так бывший курильщик занервничал, запереживал, что вынужден был снова закурить. Он был умным человеком; он проанализировал ситуацию и понял: подсознательно он сам спровоцировал эту ссору. Шутил, цеплялся к словам, обиделся на невинное замечание, довел ссору до скандала, выражая свои негативные эмоции… Этот умный человек все-таки оставил опасную привычку. И даже создал свой метод отказа от зависимостей. Но история с ссорой его многому научила; подсознательно мы стремимся попасть в ситуацию, от которой горячо отреклись и отказались. И придумываем для этого самые хитроумные способы. Мозг придумывает, а мы иногда даже не догадываемся, что именно толкает нас в те или иные обстоятельства…

Ошибочно думать, что клятвы и зароки нарушают слабые, безвольные люди. В этом-то и парадокс, на который указывают ученые. Чем сильнее и свирепее зверь, тем яростнее он будет ломать клетку и вырываться, не так ли? Чем сильнее воля, тем сильнее человек будет разрушать препятствие, оказавшееся на его пути – вот этот самый «зарок» и есть препятствие. И сильные, волевые, умные люди больше всего рискуют, когда говорят: «ах, со мной такого просто не случится! Я лучше умру, чем окажусь в таком положении!». Так, один философ ехал с женой в поезде с юга. И разговор зашел о нищих; о том, надо ли им подавать. И философ-материалист горячо говорил о мерзости нищенства. Рассказывал о профессиональных нищих. Осуждал и побирушек, которые просто не хотят работать, и тех, кто им подает, развращает этим. И удовлетворяет свои комплексы, самооценку повышает. На станции философ вышел, чтобы прикупить снеди; а поезд-то и ушел. А деньги-то остались в купе – кошелек он забыл с собой взять, разгоряченный собственной проповедью. И чтобы вы думали? Ему пришлось просить у добрых людей денег на билет; можно было доехать до города на электричке. Немного уже оставалось ехать. Все попытки обратиться к представителям власти ни к чему не привели, да и ночь наступала. И пришлось просить: просить дать позвонить. Просить купить билет или бесплатно дать… Все в точности, как у нищих; кроме того, пляжные тапочки и пижамные штаны тоже дополняли образ. И эта история многому научила философа. Более никого он не осуждал горячо, приговаривая: «с нормальным человеком этого случиться не может! Например, со мной!».

Зароки давались и будут даваться. И иногда зарок – действенная техника, единственное спасение для человека пьющего или впавшего в игорную зависимость. Для гневливого или склонного к изменам. Но здесь есть особый нюанс: самочинно взятый зарок не идет на пользу. А, напротив, служит искушению. Нужен кто-то, кто будет «посредником» между человеком и судьбой, человеком и Богом, так сказать. Кто поможет осознать ситуацию, попросить помощи, смирить гордыню, а уж потом пообещать «я не буду этого делать!». Тогда зарок выполнить проще и легче, это уже не шизофреническая борьба с самим собой и собственным мозгом; есть другой человек, врач или духовник, который будет поддерживать и направлять на благом пути. Однако и здесь есть удивительный парадокс, в этих простых словах: «я не буду этого делать», — хотя это не осуждение других, не клятва, не зарок, просто хорошее и правильное обещание. В чем же подвох?

Психологи знают: подсознание не распознает частицу «не». Проще говоря, мозг устроен так – он выполняет команды, сам же их создавая. «Встать», «сидеть», «лежать», «бежать», — это просто и понятно. А частица «не» возникла гораздо позже, чем первая речь; это очень сложная и непонятная частица, обозначающая отрицание действия. «Не бежать», «не лежать», «не пить», «не делать того-то и того-то», — мозг считывает эти команды, упрощая их. Удаляя непонятную и ненужную частицу «не». И те, кто лечат гипнозом и внушением, отлично знают: внушение ни к коем случае не должно быть отрицательным. Правильно так: «внушение в любом случае должно быть положительным». Как говорится, почувствуйте разницу. И Геннадий Шичко, автор метода безлекарственного лечения акоголизма, рассказывал об этой пресловутой частице – именно из-за нее все пойдет насмарку. Все обещания и стремления мгновенно «обнулятся» и станут своей противоположностью. И можно даже сильно навредить пациенту, внушая ему: «вы никогда не будете больше пить». Если убрать все отрицания, остается «Вы будете больше пить», или «вы будете курить». А формулы самовнушения «я не курю» превратятся в простое и понятное утверждение: «я курю». И поэт Иртеньев подметил это в забавном стишке: «Больше пить я не буду, конечно! Но и меньше, наверное, тоже»… Так можно распознать непрофессионала в деле внушения. Он употребляет частицу «не». И поэтому необходимо тщательно и внимательно составлять формулы самовнушения, чтобы не получить противоположный результат. Они должны быть простыми, короткими, емкими и исключительно положительными. «Я свободен от курения», «я свободен от выпивки», «с каждым днем во всех отношениях я чувствую себя все лучше и лучше», — последняя формула принесла богатство простому аптекарю Куэ. Он писал ее на ярлычках к микстурам – и больные читали эту формулу, и выздоравливали. Утверждение лучше отрицания, это следует помнить. И загадочную частицу «не» стараться не употреблять, если нужны четкие указания и достижение цели.

Давать обещания все же приходится – такова жизнь. И критически отзываться о чем-то – это нормально. О негативных явлениях следует отзываться критически, а не упиваться ими, как маркиз де Сад, не проходить равнодушно мимо жестокости, низости, подлости. Но очень важно помнить; не надо при этом считать себя надежно защищенным от любой человеческой слабости, от испытаний и уроков, которые могут выпасть на долю каждого. И гораздо быстрее могут выпасть на долю того, кто горячо и свысока осуждает что-то, приговаривая: «я так никогда не сделаю!». «Над чем посмеяхося, тому и послужиша», — грустно и мудро звучат эти слова. И зароки, и обещания могут дать результат, если есть рядом специалист, который с осторожностью применяет эти методы, знает, как с ними работать, понимает сложности и парадоксы этого метода. И оказывает поддержку, психологическую или религиозную, помогает идти по правильному пути. И в крайнем случае следует говорить так: «я сделаю все, что от меня зависит». Так говорил гениальный кардиохирург, Нобелевский лауреат, доктор Лоун своим безнадежным больным: «мы будем вас лечить, голубчик, и сделаем все возможное, чтобы вылечить». И вылечил многих, внушив надежду и оказав наилучшую медицинскую помощь. «Мы сделаем все возможное, все, что от нас зависит» — золотые слова!

© Анна Кирьянова 2017