Пиковая дама

… Айседора Дункан погибла из-за шарфа, вернее, шали, изысканной шелковой шали с лазоревыми цветами, птицами и загадочными иероглифами. Это известный факт: танцовщица села в гоночный автомобиль, помахала рукой, воскликнула: «Прощайте, друзья, я еду к славе!», — машина тронулась, шаль обмоталась вокруг колеса… И через секунду Айседора была мертва – крепкая шелковая шаль сломала шею стареющей красавицы. А ведь подруга, верная подруга Мэри Дести пыталась предупредить Айседору – она видела, что шаль сползла с плечей Айседоры, что она волочится по земле, словно струйка крови, что ткань попала в колесо! Она пыталась сказать – но ее не услышали. Она кричала, указывала на опасность, просила знакомого сказать об опасности – все было тщетно. Мэри сама описала этот трагический эпизод в своей книге о жизни Айседоры. И добавила историю о мрачных предчувствиях, которые мучили ее до поездки, когда восторженная и снова влюбленная Айседора только собиралась ехать с молодым красавцем-итальянцем. Мэри пыталась предупредить – но ничего не вышло. Айседора была поглощена начинающимся романом, предстоящей поездкой на скоростной машине, она ничего не желала слушать! Вот и не услышала последнего предупреждения верной подруги… Вся эта трагическая история описана Мэри очень драматично и искренне. Но дин из автомобильных экспертов обмолвился в своем отчете, написанном спустя много лет после гибели певицы: крики и суета, невнятные предупреждения перед поездкой очень отвлекали внимание от возникшей проблемы. Мэри сильно суетилась, очень старалась предупредить, сообщала об опасности окружающим – но в итоге Айседора не услышала ее и не поняла. И погибла. Погибла, как и мечтала – мгновенно, о чем с умиротворением пишет Мэри. И причиной была эта роскошная шелковая шаль, которую вот эта Мэри и подарила подруге… Никто не может обвинить Мэри; она так старалась помочь! Она так любила Айседору; и даже последние слова подруги она несколько отредактировала. Айседора кричала: «Я еду к любви!», намекая на новый роман с красивым итальянцем. «Я еду к славе!», — так написала Мэри, это куда пристойнее и благороднее, не так ли? И вообще, воспоминания Мэри очень приличные. Там почти ничего нет об оргиях и бесчинствах, о разнузданном пьянстве и мотовстве великой танцовщицы; только намеки, только горестные вздохи и слова сочувствия, только тени «неприличных» событий. И это так понятно: благопристойная подруга хотела оставить об Айседоре благопристойные воспоминания, чтобы ничем не осквернить память Дункан. Ведь сама Мэри была не такая. Совсем не такая. И больших усилий ей стоило быть рядом с такой неуравновешенной и пьющей представительницей богемы, как Айседора. Но Мэри всегда была рядом. Во время всех несчастий, гибели детей, болезней, разорения, пьянства, болезненного разрыва с Есениным – всегда рядом была Мэри. Хотя она была не такой, как Айседора!

…Мэри была умной, воспитанной, благообразной дамой. Любовницей сатаниста Алистера Кроули, одной из его «Багряных жен». Но об этом она, конечно, не слишком распространялась. Мэри входила в самый близкий круг Кроули, принимала участие в тайных ритуалах и общении с Дьяволом. Специальные сексуальные оргии, наркотики, тайная секта сатанистов – все это было близко знакомо Мэри. Но, в отличие от Айседоры, Мэри не склонна была всем открыто рассказывать о своей жизни. Вот о жизни подруги, в которой она принимала самое горячее участие, — пожалуйста. Об этом Мэри любила поговорить. И говорила постоянно, внушая окружающим под видом проявлений заботы и любви, свою версию жизни великой танцовщицы. Как прискорбно, что Айседора пьет! Разве вы не заметили? У нее в номере постоянно бутылки. К ней постоянно приходят собутыльники, а недопитые бутылки вина стоят прямо в биде. И Айседора недавно разводила остатки вина одеколоном – хотела опохмелиться. Какой ужас, как жаль Айседору! Это все виноват Есенин, вы заметили, как дурно он влияет на Айседору? Это ужасный человек, но я ничего не могу поделать с этим романом, хотя всем понятно – добром это не кончится! Мэри очень тщательно, упорно и обдуманно создавала репутацию Айседоры, в точности, как в детективных романах. Она проявляла заботу и тревогу о здоровье Айседоры, о ее финансах, о ее репутации… И постепенно богатая и блистательная танцовщица утрачивала все, одно за другим. А потом и вовсе трагически погибла…

Нет точных сведений о том, как и когда Мэри Дести появилась в жизни танцовщицы. Версия, которую Мэри приводит в своей книге, может и не соответствовать действительности. Ясно одно – есть друзья-«Тени», подобные андерсоновской Тени из печальной сказки. Они появляются в жизни человека, проявляют огромное внимание и интерес, участвуют во всех событиях, они всегда рядом и следят за каждым шагом своего «друга» — а события жизни другого человека начинают разворачиваться в трагическом ключе. И все хорошее постепенно исчезает и гибнет; на смену радости, богатству и здоровью приходят нищета, пороки и болезни. И страшные утраты, как у Айседоры, которая потеряла двоих детей. Они были в машине, которая скатилась в Сену из-за трагической случайности. Когда машину достали со дна реки, они были мертвы. И мертвая нянюшка прижимала их к себе… И Мэри оказала Айседоре всю возможную поддержку, хотя эта утрата была невосполнима. Айседора стала сильно пить и потеряла интерес к жизни – но кто мог бы спокойно перенести такую утрату? Потом умер и третий ребенок, он прожил всего один день, бедняжка, оставив Айседору истекать слезами и молоком на больничной кровати… Мэри все понимала и всегда была рядом. Миллионер Зингер расстался с неуравновешенной Айседорой; танцовщица отправилась потом в Советскую Россию, чтобы учить детей танцам – она была экзальтированной дамой… И снова рядом была Мэри Дести, оказывая всемерную поддержку в этом удивительном начинании. Начался роман с Есениным – и наперсница Мэри сразу поняла, какой это ужасный человек. И постоянно говорила об этом Айседоре. И в книге скрупулезно описала все эпизоды, которые дурно характеризовали великого поэта. Чтобы сразу стало ясно, кто споил Айседору, кто разрушил ее психику и кто во всем виноват. Мэри считала своим долгом не оставлять Айседору наедине с этим хулиганом и пьяницей; уже за рубежом они перебирались из отеля в отель, из города в город, из страны в страну, сопровождаемые верной Мэри. И поведение танцовщицы и поэта становилось все более деструктивным: ссоры переходили в драки, Есенин крушил мебель и зеркала в гостиницах, деньги разбрасывались направо-налево, выступления отменялись, а на тех, что все-таки проходили, Айседора вела себя странно и непристойно.

Она то размахивала красным флагом перед добропорядочными американцами, пела со сцены «Интернационал», то забывала надеть нижнее белье и оказывалась перед публикой почти голой, с обнаженной грудью… Все это немедленно попадало в газеты, и былая слава танцовщицы сменилась скандалами и даже изгнанием из США. Поведение Айседоры было диким, бесспорно. Возможно, так на нее влиял алкоголь плохого качества – уже был введен «Сухой закон», и скандалы с неуравновешенным тоже поэтом. А может быть, кроме алкоголя что-то еще влияло на Айседору и поэта. Алистер Кроули пропагандировал наркотики, открыто и смело, как и положено сатанисту. Мэри принимала активное участие в разнообразных оргиях и ритуалах – у тех, кто служит Темным силам, оргии и ритуалы – это одно и то же. И, разумеется, знала о разных веществах, имела к ним доступ, была прекрасно осведомлена об их действии. Потому что обычное пьянство редко имеет такие последствия; поэт и танцовщица могли находиться под действием чего-то более страшного, чем обычный американский самогон, которым пробавлялись страдавшие от «Сухого закона» янки. Бесчинства, драки, крушение всего вокруг, дикие выходки, скандалы – все это сопровождало пару на протяжении всего пребывания за границей. Когда молодожены вернулись в Россию, Айседора и Есенин были так истощены психически, что друзья испугались. И немедленно приняли версию Мэри о пагубном влиянии Есенина на Айседору – это он во всем виноват! Произошел разрыв между супругами. И, наверное, Мэри была довольна. Хотя она и не пишет об этом в своей книге, конечно. Но Мэри была бисексуальна и испытывала к Айседоре не просто дружеские чувства. Этот опыт Мэри тоже получила в секте Кроули. Поэтому присутствие Есенина, которого так горячо любила Айседора, была не очень приятно Мэри. И она приложила усилия, чтобы прервать этот ненужный роман. Чтобы Айседора оставалась в полной ее власти; к тому времени Мэри взяла на себя обязанности менеджера Айседоры и помогала ей устраивать выступления, зарабатывать деньги – но денег оставалось все меньше и меньше. Было продано и заложено все, что можно было продать и заложить. А остальное имущество некогда богатой Айседоры исчезало, портилось, как залитый канализационными водами дом в Бельвью, терялось и раскрадывалось… Сама же Мэри, напротив, сновала маленькую фабрику и сеть косметических магазинов. Дело шло недурно, очень помогал сын Мэри Престон. Это у Айседоры все дети погибли в муках, а у Мэри был сын. И, чем хуже шли дела Айседоры, тем лучше шли дела Мэри. Которая все равно не оставляла несчастную подругу и продолжала помогать ей. И наблюдать за ее жизнью, чтобы вовремя вмешаться, если что-то пойдет не так.
Вот и вмешалась, когда увидела эту шаль, волочащуюся по земле, в опасной близости от колеса. Даже заранее вмешалась – поделилась с Айседорой мрачными предчувствиями накануне поездки. Она прекрасно знала подругу; стоило только запретить что-то пылкой танцовщице, особенно – любовный роман, удовольствие, поездку, выпивку, — и Айседора непременно загорится желанием это немедленно сделать. Так работают запреты и попытки удержать для импульсивных натур; возникает немедленное желание поступить по-своему! Так и вышло. И Мэри напомнила о том, что вечер холодный. И подала Айседоре подаренную шаль с загадочными иероглифами. Посоветовала, правда, надеть пальто, — она прекрасно знала, что ни за что Айседора не наденет для романтической поездки скучное пальто вместо багровой шали. Подарка «Багровой жены» сатаниста Кроули, которую давно звали не Мэри. В секте Кроули всем присваивали новые имена: «сестра Викатрим», вот как на самом деле звали милую подругу Айседоры. А дальше произошла описанная в книге Дести суета перед поездкой, когда почему-то не удалось всего лишь внятно и спокойно сказать: «Айседора, подбери шаль, она вот-вот зацепится за колесо!». Вместо этого, как точно отметил автомобильный эксперт, произошла странная сцена и выкрики, которые только отвлекли внимание и самой Айседоры и всех присутствующих. «Дымовая завеса». И через несколько секунд Айседора была мертва… С нее больше нечего было взять, не так ли? Она постарела, много пила, уже не могла танцевать как в молодости, репутация была безнадежно погублена, а главное – у нее больше не было денег. Совсем не было. А у Мэри – были. Теперь были. И сын Мэри Дести стал известным писателем и сценаристом. А Мэри успешно фабриковала кремы и одеколоны на своей личной фабрике и продавала в своих личных магазинах. И писала книгу о великой подруге, которая тоже принесла доход. В этой книге нет ни одного дурного слова об Айседоре и ее недостатках; только добро, только дружба и любовь. И горькое сожаление о такой трагической жизни и судьбе, которые выпали на долю великой женщины. Но некоторые книги надо читать очень внимательно, очень, — там все между строк. В сущности, когда мы пишем о ком-то, мы ведь пишем о себе – и это страшная история о подруге, о «Пиковой даме», которая выпала из колоды и сломала жизнь Айседоры. И от иных «друзей» надо держаться подальше. Потому что великий мистик Левиафас Леви написал давным-давно: «они продлевают свою жизнь за счет вашей». И это верно.

© Анна Кирьянова 2017