Телефон для записи на личный прием:

8 (912) 221-21-88
(343) 213-05-54
(343) 202-05-54

Об Анне Валентиновне


Иудин грех

  Так называют предательство – самый презираемый поступок. Предать можно все и всех: веру, отечество, друга, любимого и любящего человека, даже собаку… Предают по слабости характера, - так считал Ларошфуко. И многие согласны с этим утверждением – человек слаб, а искушений много. Но надо различать истинное предательство и проявления слабости натуры: мимолетная супружеская измена – это еще не предательство, хотя это плохой поступок. И переход на другую работу в сложное для организации время – это тоже не предательство, хотя многим может не понравиться. И если кто-то выболтает вашу тайну, которую вы сами предварительно выболтали – тоже не всегда предательство. Предательство предполагает умысел и злонамеренность, и результатом предательства часто становится глубокое страдание или даже гибель другого человека – того, кого предали. Мало кто избежал предательства в жизни; известный психолог читал лекцию о предательстве и попросил поднять руку тех студентов, кого предавали в жизни. Он был потрясен – руки подняли все! А ведь перед ним были молодые люди, только вступавшие во взрослую жизнь… И тема предательства вечна. Мало изменить, обмануть, выболтать секрет или бросить – для настоящего предательства надо, чтобы жертва доверяла будущему предателю, а предатель – сознательно принял на себя обязательства. Дал клятву, присягу, вступил в близкие отношения и обещал верность и преданность. И надо, чтобы предательство приносило предателю выгоду – пусть самую небольшую, пусть просто – сохранение комфортного существования и имеющихся преимуществ. Даже это иногда оказывается выгодным. И жертве должен быть нанесен наибольший ущерб из всех возможных – вплоть до лишения жизни. Предать надо не просто так, надо предать в руки врагов или безжалостных обстоятельств, - тогда все признаки предательства будут налицо…

  История авантюристки княжны Таракановой – это истинное предательство. Хотя фаворит императрицы Орлов действовал в интересах государства. Он познакомился с прекрасной авантюристкой, заманил ее на корабль и увез в Россию, где опасную преступницу посадили в каземат и подвергли допросам. А для вящей убедительности Орлов даже сыграл с мошенницей фальшивую свадьбу и вступил, так сказать, в супружеские отношения – так ловчее было вызвать доверие и изловить. И императрица похвалила Орлова за поимку преступницы, претендовавшей на престол. Но как-то скупо похвалила, холодно. И с тех пор слегка отстранилась от ловкого Орлова, что-то сказав насчет того, что свадьба – это все-таки было лишнее… Неприятно как-то… А княжна Тараканова умерла в темнице от туберкулеза, родив, по некоторым сведениям, ребенка от предателя. Ребенок тоже умер. А на допросе княжна плюнула Орлову в лицо. И эта мрачная история – история настоящего предательства. Вероломного и подлого. Есть и другая история, о поэтах, а не о государственной измене и нарушении клятвы. Поэт Хлебников отправился в путь с другом-поэтом, который в степи страшно заболел и не смог больше идти. Времена были тяжелые, голодные, Гражданская война. И Хлебников, чьи стихи хороши и по сей день восхищают любителей поэзии, оставил друга умирать в степи, двинувшись дальше в путь. А на робкие просьбы о помощи и мольбы не оставлять на произвол судьбы поэтично ответил: «Степь тебя отпоет!». Звучит очень красиво, запоминаются эти слова. И другу запомнились на всю жизнь – он все же выжил и спасся чудом. И записал эту поучительную историю в своих воспоминаниях. И друзьям рассказал. И выгода здесь тоже присутствует – забота о себе и своей жизни; в самом деле, что хорошего – сидеть рядом с умирающим товарищем, рискуя собственной жизнью? Так что нет здесь никакого легкомыслия и поэтической слабости характера, которые приписывали поэту – обычная подлость. Самое простое предательство, где выгода – сохранение собственной жизни. Так что предательства можно ожидать от кого угодно: от лукавого царедворца, от поэта-идеалиста, от пылкого любовника и сурового военачальника. Предатели очень любят оправдывать свои действия высшей необходимостью и заботой об общественном благе – никому не хочется быть предателем. Хочется быть героем, который поступает так, движимый благородными целями, как гетман Мазепа. Он предал Петра Первого и интересы России, перейдя на службу в шведскому королю. И сделал так, чтобы обрести независимость своей страны, - по крайней мере, он так объяснял свой поступок. Свое предательство – а как иначе назвать его действия, если он ранее принес присягу? Клятву верности? И перешел на сторону врага? Хотя сам Мазепа горячо отрицал какие-то личные выгоды… Предатели всегда их отрицают. И очень любят рассуждения о том, что ради высшего блага можно нарушить клятву и предать чье-то доверие – ведь ими движут благородные устремления. Как Марком Брутом, который организовал заговор против своего покровителя и друга – Юлия Цезаря. И нанес ему смертельный удар кинжалом, уже тяжело раненому и истекающему кровью. Посдение слова Цезаря были обращены к предателю; «И ты, Брут»… - так сказал умирающий тиран, от которого благородный Брут освободил римский народ. Только римский народ нисколько не был благодарен освободителю. И люди с презрением стали относиться к Бруту, а страна погрузилась в смуты и междуусобные войны. Брут не получил ничего, а вскоре и вовсе погиб, так и не воспользовавшись плодами своего предательства.

  Есть в Санкт-Петербурге страшный музей в здании бывшего ЧК. И там – страшные фотографии. Хотя нет на них ничего ужасного, на первый взгляд: брошки, довольно уродливые. Жемчужные бусы. Портсигары. Пальто и шляпы, отрезы материи и лакированные ботинки. Ни в какое сравнение не идут эти вещи с тем, что хранится в сокровищнице Эрмитажа – так, обычная экспозиция бытовых предметов. Но это вещи, которыми платили за предательство. Бусы и броши получали шпионы за ценные сведения о своей стране. Шпионы, которые сначала давали присягу на верность и получали доступ к государственной тайне, а потом продали ее за портсигары и хрустящие купюры – были пойманы и расстреляны. И весьма впечатляют эти фотографии – такими жалкими кажутся плоды предательства. И такой страшной – участь шпиона, который вот – тоже глядит с фотографии. И невозможно сказать по лицу, что это – вылитый Иуда. Человек как человек. Как все мы. И в этом – ужас предательства; распознать его заранее практически невозможно. До поры, до времени предатель и сам не знает, что может предать. И наравне со всеми бороться за то, что кажется ему правильным и справедливым. И проявлять дружбу и любовь к тому, кто кажется ему достойным дружбы и любви. Генерал Власов тоже ведь отбивал Москву у фашистов вместе со всеми. И произносил правильные слова, и горячо призывал бороться с фашистами, и приказывал расстреливать предателей и дезертиров, как и положено военачальнику. Но, стоило ему самому попасть в плен, - и он стал предателем. Выгодой стало сохранение собственной жизни и положения. И прошлые идеалы мгновенно показались Власову ошибочными, неправильными; и свое предательство он стал рассматривать, как борьбу с тиранией. Да, предатели склонны пояснять и оправдывать свое поведение высокими мотивами. И указывать на свое бескорыстие… В самом деле, ведь не могут же портсигар или бусы быть достойным вознаграждением за гражданскую позицию? Или вот – тридцать сребреников? Не случайно Иуда принес их обратно фарисеям, - ему так нужно было убедить себя, что не ради денег он пошел на чудовищный шаг. Не ради денег, это точно, - высшая награда за предательство – сохранение и улучшение собственного положения предателя; все остальное – приятный бонус. Шляпа, ботинки, радиоприемник, часы или вот – пост римского консула…

  Так что предатель обычно человек «идейный». Что делает его поступок еще более отвратительным в наших глазах. И не хочется слушать объяснения и призывы к борьбе из уст Иуды; хочется избавиться от общения с таким человеком как можно быстрее. И даже вот немного милее предатели искренние, так сказать, честные, как один римский папа из династии Борджиа. Исключительного вероломства и коварства был человек. И сын его – пошел в папу. Они всех предавали так бодро и «конвейерным способом», что диву даешься. И поили отравленным вином, запасы которого держали в доме. Тут даже сомневаешься, предатели ли они – скорее, «макиавеллисты», которые сами оказались во власти своего поведения. «Макиавеллизм» начинает развиваться с детства – это склонность к интригам. Ребенок с пеленок начинает интриговать: настраивать маму против папы, вызнавать секреты братца или сестрицы, рассказывать бабушке – про дедушку, а дедушке – про бабушку… Словно паук, он плетет свою паутину, получая в виде приза любовь и внимание, игрушки и поцелуи, а самое главное – власть над людьми. В конце концов, макиавеллист уже интригует не ради прибыли, а ради любви к искусству – такие коллеги бывают на работе. И вряд ли они относятся к истинным предателям – как вот ядовитая змея вряд ли относится к убийцам. С римским папой дело кончилось плохо, кстати – он так привык всех угощать отравленным вином, что в конце концов сам его и выпил – по ошибке. И сына угостил. Слуга перепутал бутылки, да и немудрено – каждый день в доме кого-то травили. Впрочем, возможно, что и слуга был макиавеллистом-интриганом… Подобное притягивается к подобному, о чем знали еще древние греки.

  В этом случае плоды предательства пали на голову самого вероломного интригана. Генерала Власова все равно повесили, на Родине, - так что предательство оказалось бессмысленным и невыгодным. Вместо героической гибели пришлось принять позорную смерть, войдя в историю предателем и изменником. Гетману Мазепе тоже пришлось бежать на чужбину – и ему предательство не принесло пользы. По одной из легенд, он умер от того, что его заели вши. Ужасная смерть для отважного гетмана. И, пожалуй, нет ни одного истинного предателя, который сполна насладился бы плодами своего греха. Может быть, потому, что предатель неслучайно отрицает выгоды своего поведения – в глубине души он с самого начала знает, на что идет и что совершает. Желание остаться « в белых одеждах», так свойственное предателю, ясно указывает, что он вполне понимает, что делает, - именно поэтому так нужны оправдания и философские рассуждения. Как говорится, надо подвести базу под свой поступок, убедить других и, главное, себя самого, что так и должно поступить в данном случае… Но, как писал мудрый Фрейд, наше подсознание ничего не прощает. И себя обмануть нельзя, даже если ты обманешь весь мир. И портсигар послужит жалким утешением за то, что человек сделал с другими – в результате предательства всегда страдают другие люди. Всегда есть жертва предательства – мы живем среди людей, а не среди идей…

  Как распознать предателя? На этот вопрос ответа нет. Будущий предатель точно такой же, как мы. И ведет себя точно так же. И говорит такие же слова, и разделяет похожие убеждения. Но он говорит их чуть громче, чем мы. Обычный человек склонен сомневаться в себе, искать оправдания даже явным предательствам. Вдруг человека мучили подвергали пыткам? Вдруг угрожали его горячо любимым детям? Шантажировали и истязали? И мы мучаемся, представляя себе картины застенков и сцены жестоких допросов, размышляя, как бы мы себя повели. Потенциальный предатель об этом не думает; он горячо осуждает. Порицает. Гневно проповедует. Считает предательство непростительным; именно поэтому свое поведение он предательством и не считает. Это – его священный долг и обязанность честного гражданина, - вонзить нож в спину доверившемуся ему человеку. Так надо для высшего блага! И вот еще интересные наблюдения – психологи долго наблюдали за теми, кто играл в групповую компьютерную игру. И заметили, что те участники, которые готовились предать союзников, начинали проявлять все меньше вежливости и уважения к будущим жертвам предательства. В самом деле, за что уважать доверчивого и наивного дурачка? Появлялась фамильярность в общении, шутки и прибаутки, испарялась вежливость, нарушалась дистанция. Так Брут, возможно, смахивал невидимые пылинки с лацкана тоги Цезаря и фамильярно называл его «Юлик»… А Иуда вообще полез целоваться – хотя мог же пальцем из-за угла показать… Отношения между предателем и будущей жертвой несколько меняются; но за наигранным дружелюбием прячется презрение к тому, кого «уготовили на заклание». Жертву не уважают и развенчивают ее «мнимые добродетели», - так что уменьшительное имя, похлопывание по плечу и фамильярные шутки становятся вполне уместными. Ведь это не более, чем еда. А с едой можно и пошутить, и позабавиться, как Орлов – с княжной Таракановой.

  Предательство ужасно, и его последствия – губительны. Но самое плохое – предательство подрывает веру в людей. Преданный человек на всю жизнь утрачивает доверие и носит в душе незаживающую рану – если, конечно, удалось физически выжить после предательства. И много времени проходи, чтобы преданный смог снова поверить в любовь и дружбу, в верность и преданность. Это тяжелое испытание, через которое многие проходили. И высшее благо – продолжать верить. Но и проявлять осторожность. Бессмертны слова Гашека из незабвенного «Швейка» - «не надо быть болваном и растяпой и позволять себя убивать». И предавать. Ответственность за нашу жизнь и круг общения все же в наших руках; и вера в людей должна соединяться с осторожностью и умением себя защитить.


© Анна Кирьянова 2015
Психолог Анна Кирьянова официальный сайт Екатеринбург отзывы куда жить Анна Кирьянова отзывы