Телефон для записи на личный прием:

8 (912) 221-21-88
(343) 213-05-54
(343) 202-05-54

Об Анне Валентиновне


Утрата любви. Как пережить утрату

  Самое тяжелое и невыносимое, с чем мы сталкиваемся в жизни – утрата близкого любимого человека. Утрата невосполнима; как писал Стивен Кинг, «утрата некоторых людей оставляет пустоту, которую нечем заполнить, на всю жизнь». Утрата – не всегда смерть, иногда это измена, уход любимого человека. По мнению психологов, изучающих стресс, измена иногда переживается тяжелее, чем смерть. Вообще же, существует так называемая шкала стрессов; по ней утрата близкого человека, супруга – это абсолютный стресс, равный ста баллам, так сказать, точка отсчета. Остальные потрясения имеют меньшую оценку. Когда количество стрессов превышает определенный показатель, человек заболевает или погибает. По статистике, многие люди умирают в первый год-полтора после смерти супруга.

  Хуана Безумная, королева Испании, не смогла перенести смерть мужа. Остаток жизни она провела подле его захоронения, тут же, в подвале замка. Собственно, прозвище «Безумной» она и получила, сойдя с ума после гибели супруга. В грязном рубище, кишащем насекомыми, сутки напролет она лежала на каменном полу, не реагируя даже на мучения, которым подвергали ее палачи нового, взошедшего на престол, короля. Психиатры ставят разные диагнозы, но суть остается простой – королева просто не смогла пережить утрату. Писатель Луи Буссенар был жизнелюбом, бонвиваном, имел массу друзей, отличался общительностью и веселым нравом. Писал он увлекательные приключенческие романы («Копи царя Соломона» и т.п.), которые принесли ему деньги и славу. Когда у него умерла жена, он спокойно и интеллигентно разослал друзьям приглашения на свои похороны. А потом попросту уморил себя голодом – не захотел жить. Вместе с женой исчез смысл жизни, разрушилась мотивация. Другой писатель, Стефан Цвейг, чьи глубоко психологические биографии известных людей остаются по сей день лучшими в этом жанре, оказался под угрозой потерять жену во время фашизма. Его жена была еврейкой, ее ждал концлагерь. Писатель предпочел покончить с собой вместе с женой – другого выхода он не видел, а предать жену не мог. Агата Кристи в одном из романов прокомментировала это событие устами одного из героев – мол, не с собой надо было кончать, а бороться, делать все, что было в их силах… Однако, как говорят в народе, «чужую беду руками разведу». Когда Агату Кристи бросил муж, как раз после того, как она перенесла смерть матери – писательница, что называется, повредилась в рассудке. Уехала, никому не сказав, в отдаленный пансион, зарегистрировалась там под именем любовницы мужа (!) и прожила несколько месяцев, играя в теннис, участвуя в танцевальных вечерах… Впоследствии она ничего не помнила об этих месяцах, период выпал у нее из памяти. Даже в автобиографии она ограничивается только скупыми намеками на этот странный и тяжелый период нервного срыва. И пассаж о борьбе понятен в условиях Англии, которая не подвергалась фашистской оккупации, и сама Агата Кристи не была еврейкой, которую просто посадили бы в вагон и отвезли в концлагерь. Борись там с охранниками, сколько хочешь, в очереди в газовую камеру… А еще ужаснее, когда увозят в концлагерь близкого человека, чтобы сделать из него абажур или пальто, скажем. А ты остаешься жить дальше и продолжаешь писать гневные памфлеты и статьи, обличающие зверства фашизма – как еще может бороться писатель? В такой ситуации любые советы звучат нелепо, как утверждение одного моего знакомого психолога. В передачу позвонила женщина, которая тяжело переживала смерть сына. Психолог деловито спросил, когда случилось страшное событие. «Ах, полтора месяца прошло? А должно пройти два. Тогда вы перестанете переживать, стресс проходит за два месяца». Я в очередной раз подивилась глупости коллеги. Боль утраты может слегка притупиться через некоторое время (счет идет на годы, не на месяцы), но если речь идет о том, кого вы по-настоящему любили, боль остается на всю жизнь, просто приобретает другие формы: тоска трансформируется в грусть и т.д. Врачи знают о «фантомных болях», из-за которых люди страшно страдают и мучаются, так, что иногда приходится выписывать им наркотические препараты: отрезали ногу год назад, а она болит! Нет ноги, а дикие боли – есть! И это не фантазии больного – так устроен мозг, нервная система. Профессор Началждян, занимающийся исследованиями смерти, пишет о том, что каждый человек представляет из себя социальный атом; как части атома, в нас включены близкие люди, эмоционально значимые для нас, определяющие наше психологическое состояние и социальное положение. Уход, потеря части атом влечет его разрушение, ущербность. Утрата любимого человека наносит удар по нашей целостности, удар, который мы не всегда можем выдержать.

  Кстати, о нацистах. Гитлер очень любил свою племянницу Гели Раубаль. Ее самоубийство он перенес очень тяжело, даже сам подумывал о самоубийстве, впал в депрессию… Это еще раз подтверждает старую истину – больно всем одинаково, только это не останавливает тех, кто причиняет боль другим…

  Галина Бениславская очень любила Сергея Есенина (см. на сайте статью «Верная Галя»). Она прощала ему пьянство, брань, измены, потому что глубоко и преданно любила его душу. «Любить – это видеть человека таким, как задумал его Бог, и не осуществили родители», - написала как-то Марина Цветаева. Никто не понимал этих «невыгодных»для Галины отношений, рефрен всех дружеских советов сводился к сакраментальному «зачем он тебе нужен». Как будто можно объяснить, зачем нужна атому его часть, а человеку – сердце, рука, глаза… Женитьба поэта на Софье Толстой, разрыв с Галей, переезд в Ленинград; казалось бы, пора Галине освободиться от своей любви и преданности. Но смерть Есенина Галина не смогла пережить. Год промучилась, а потом покончила с собой на могиле поэта. Все это время она была в здравом уме и твердой памяти, о чем говорят ее поступки, работа с литературным наследием Есенина, дневниковые записи. Просто она утратила желание жить, ту самую пресловутую мотивацию. Неважно, какую боль и страдания причиняла ей любовь; любовь исчезла, и смысл жизни исчез тоже. На памятнике Галины Артуровны так и написано просто и ясно: «Верная Галя». Есенин обладал удивительной способностью внушать к себе любовь, у него была, как сказали бы сейчас, уникальная витальная энергия. Другая любившая его женщина, великая танцовщица Айседора Дункан, пережила страшную трагедию – гибель двоих горячо любимых детей в результате несчастного случая. Она смогла оправиться, уехав в Грецию, ухаживая там за больными и спасая голодающих. Полностью она, конечно, никогда не пришла в себя. С Есениным она давно рассталась, когда получила известие о его самоубийстве. Потеряла сознание, страшно переживала утрату и полностью пережить не смогла; подсознательно она утратила волю к жизни и погибла, совместив, так сказать, два вида смерти: автомобиль (из-за него погибли дети) и удушение (шаль сломала ей шейные позвонки). Так погибли те, кого она любила.

  Зигмунд Фрейд постоянно сталкивался с темой смерти. Это был сильный, умный, опытный врач, глубокий философ и гениальный психолог. Когда умер его четырехлетний внук Мэтью, Фрейд полностью погрузился в депрессию, утратил волю к жизни. Все показалось ему пустым и ненужным – произошла утрата смысла. Примерно в это же время он заболел раком, с которым боролся на протяжении многих лет. Может быть, именно тяжелая болезнь пробудила в докторе инстинкт жизни, волю к ней, заставила вернуться к работе, как это ни парадоксально. Вообще, стрессовые обстоятельства часто бывают единственным способом заставить организм жить и бороться. Если, конечно, еще осталась жизненная энергия («адаптационная энергия», так называл ее Ганс Селье). Этот же ученый отмечал, что «запасы адаптационной энергии, увы, не безграничны»…

  Марк Твен постоянно разоблачал спиритизм и прочие оккультные феномены. Однако мало кто знает, что к общению с мертвыми он прибегал вполне сознательно. Он искал настоящего медиума, который бы позволил ему связаться с умершим братом. А потом и с дочерью… Он страшно тосковал о своих близких, ему нужно было подтверждение, что близкие и дорогие умершие где-то есть, они могут как-то существовать и после смерти. Удивительного тут мало; многие из нас, кто пережил утрату любимого человека, продолжали ощущать связь с ним. В психологии есть даже термин «эффект присутствия» - когда мы ясно чувствуем, что умерший человек где-то рядом и продолжает любить нас. Наука находит для этого феномена вполне логичные и материалистические объяснения; мол, человек не может смириться с утратой, не может признать факт собственной смертности, ищет в своих фантазиях утешение и создает иллюзии, такую псевдозащиту… Однако огромный материал, накопленный другими психологами и танатологами (танатология – наука о смерти) показывают, что существуют реальные факты общения с умершими и точное знание о времени смерти близкого человека. Этим феноменам еще только ищут объяснение, но загадка смерти вряд ли будет разгадана – для этого надо очутиться по ту сторону жизни… Поэтому продолжают выходить спиритические журналы, проводиться исследования, а в обычной жизни люди рассказывают друг другу удивительные истории, которые нигде не публикуются…

  Певица Эдит Пиаф в авиакатастрофе потеряла возлюбленного. Он разбился, опознали труп только благодаря привычке погибшего носить на каждой руке часы. Пиаф надеялась на брак, на счастье в любви, она ждала встречи, чтобы вступить в брак (объект любви певицы был женат, но это уже другая история). Внезапная гибель любимого человека, с которым были связаны все надежды, буквально подкосила Пиаф. Она целое состояние истратила на общение с медиумами и спиритами, чтобы пообщаться с погибшим. Она тратила баснословные суммы. Трудно сказать, мошенниками были медиумы, или их возможности были ограничены, как у всех, собственно, живых и земных людей, но успокоения певица не получала. И только один самый обычный психолог сказал ей очень правильную фразу: «Берегитесь общения с мертвыми. Мертвец может увести вас за собой». Действительно, чрезмерная связь с умершим, попытки во что бы то ни стало установить прямую связь с ушедшим, не приводят к добру. Придет наше время уйти туда, где находятся наши дорогие умершие, а торопить это время можно, только если сам стремишься умереть, вполне сознательно.

  Пережить утрату могут не все. Не надо требовать от себя или от другого человека, чтобы он перестал испытывать боль, «взял себя в руки», настаивать на лечении… Старая поговорка гласит: «время лечит», так что вмешательство в ситуацию может только усугубить страдания. Жители Новой Гвинеи после смерти близкого человека отрубают себе фалангу пальца. Чем старше туземец, тем больше покалеченных пальцев на его руках. Этот обычай не так уж дик и нелеп; физическая боль не только отвлекает внимание от боли душевной. Чтобы справиться с болевым шоком, организм начинает в огромных количествах выделять эндоморфины, которые по своему действию подобны морфию, заглушающему страдания. Неслучайно во время душевной скорби люди склонны рвать волосы, биться головой, кусать руки или губы… Инстинктивно человек стремится физической болью победить смертельную душевную муку, запустить в организме защитные процессы. Еще лет сто пятьдесят назад на память оставляли прядь волос умершего; в Англии и странах Европы специально плели из этих волос траурные кольца, чтобы хоть частичка близкого человека оставалась с нами. Некоторые обычаи были еще ужаснее, на наш сегодняшний взгляд: один немецкий доктор препарировал и бальзамировал трупики умерших младенцев, настолько умело, что все восхищались, даже родители. Собственно, они и обращались с просьбой сохранить память таким образом, к искусному доктору. Со своей выставкой умелец-доктор приезжал и в Россию, выставлялся в Кунст-камере, в Санкт-Петербурге. Целая выставка забальзамированных младенцев в платьицах, с игрушками и погремушками, в утешение родителям, вместо фотографий… В конце концов, бальзамировали же фараонов в Древнем Египте.

  Впрочем, как раз создание склепа, пантеона, сохранение реликвий в виде волос и забальзамированных частей тела, по-моему, только усугубляет боль потери. И, как ни парадоксально, приводит к мысли о том, что в оставшихся материальных вещах нет самого главного – души, которая и была сущностью близкого человека. Вещи и даже части тела остаются мертвой материей, а мы-то помним и знаем, что ушедший любимый человек состоял не из них. Не только из них. Значит, куда-то делось это «что-то», значит, душа существует и продолжает существовать. А коли чувства – это душа, значит, чувства продолжают существовать и быть ощущаемыми другими людьми. Известный зоопсихолог приводит пример ощущения утраты животными. На глазах у собаки умерла другая собака. Сначала оставшееся в живых животное бегало, беспокоилось, выло, пыталось поднять умершего собрата, потом обнюхало тело и спокойно отошло. Поняв, что это мертвое тело, жизни в нем нет, энергия ушла. Как говорится, слезами горю не поможешь. Надо смириться и жить дальше. Собачий век короток. «Это было самое разумное отношение к смерти, которое я наблюдал», - пишет зоопсихолог. Беда только в том, что разум – это одно, а привязанность, любовь – совершенно другое.

  Единственное, что помогает, кроме времени – это служение. Помните Айседору Дункан, которая после гибели детей уехала в Грецию, помогать страждущим? Заботясь о ком-то, мы можем выкарабкаться и справиться, это тоже доказано многочисленными исследованиями. В России иногда в семью брали сироту, заботились о чужом ребенке, таким образом отвлекаясь от боли, занимаясь созидательной деятельностью. Попытки «заменить» утраченного человека другим, произвести индентификацию, напротив, приводят к усугублению депрессии и боли, ведь заменить никого нельзя… Нежелательно изменение ритма жизни. Возвращение к работе, к привычным видам деятельности тоже может помочь справиться. Сочувствие окружающих исчерпывается быстро, не стоит злоупотреблять им, чтобы не остаться в одиночестве. Чужое горе отпугивает; кроме того, один из жестоких законов психологии говорит о том, что окружающие склонны обвинять самого человека в его несчастьях. Это они так защищаются психологически от мысли, что трагедия могла произойти с ними. После трагедии Айседоры Дункан ей сначала сочувствовали, а потом принялись шептать, потом – говорить, что дети, мол, правильно погибли. Они были рождены вне брака, поэтому Бог наказал их мать (как будто бы Богу есть дело до печати в паспорте). И способ наказания какой-то небожеский… Но так устроены люди, они инстинктивно защищаются от мысли о своей уязвимости. «Я, мол, веду себя хорошо, и поэтому со мной и моими близкими ничего не случится»… Горе мы переживаем в одиночестве; хорошо, если есть верные друзья, которые немного поддержат нас на первых порах. И не стоит пытаться делать вид, что ничего не случилось – нагрузка для психики может стать неприемлемой. У знаменитой кинозвезды Роми Шнайдер трагически погиб сын: перелезал через металлический забор и напоролся на колья ограды. Роми Шнайдер продолжала работать, через силу зарабатывать деньги, купила дом, чтобы жить в нем с дочерью. Прошло немного времени, и актрису обнаружили мертвой – она скончалась от сердечного приступа. «Она прилагала нечеловеческие усилия, чтобы держать себя в руках. Это ее и доконало», - пишет современник актрисы.




© Анна Кирьянова 2013
Психолог Анна Кирьянова официальный сайт Екатеринбург отзывы куда жить Анна Кирьянова отзывы