Проклятие Аида и Гекаты

12.03.2018 administrator 0

«Спойте мне песню о Данте. И Габриэле Россетти!», — просил Гумилев в своих стихах. Грустная это песня – и о Данте, и о Габриэле Россетти. Которого так назвал отец, бывший карбонарий, покинувший родную Италию. Данте Алигьери был кумиром профессора – беглый итальянец стал профессором и преподавал итальянский язык. И все свободное время посвящал переводу и изучению «Божественной комедии» Данте. В этом произведении Данте спускается в ад и описывает все, что видит. Вся поэма – о человеческих пороках и адских мучениях, которые ждут нечестивцев. Мрачная тема, мрачная поэма… И белокурого мальчика назвали Данте – в честь автора «Божественной комедии», в которой нет ничего комического… Ребенок вырос под впечатлением своего имени. И первое стихотворение его было навеяно трагическим и страшным «Вороном» Эдгара По. Впоследствии тяга к мистике и всему запредельному, инфернальному, фантасмагорическому будет лейтмотивом проходить через творчество Россетти, талантливого поэта и, возможно, гениального художника. Данте Габриэль Россетти любил прекрасную Элизабет Сиддал. Она была прекрасна: пышные вьющиеся волосы, тонкое лицо, огромные глаза, чуть затуманенные то ли грезами, то ли болезнью – Элизабет болела туберкулезом, как многие в середине девятнадцатого века… А может быть, опиумом, который тоже в те времена получил широкое распространение – и как лекарство от всех болезней. И как волшебное средство […]

Пиковая дама

28.09.2017 administrator 0

… Айседора Дункан погибла из-за шарфа, вернее, шали, изысканной шелковой шали с лазоревыми цветами, птицами и загадочными иероглифами. Это известный факт: танцовщица села в гоночный автомобиль, помахала рукой, воскликнула: «Прощайте, друзья, я еду к славе!», — машина тронулась, шаль обмоталась вокруг колеса… И через секунду Айседора была мертва – крепкая шелковая шаль сломала шею стареющей красавицы. А ведь подруга, верная подруга Мэри Дести пыталась предупредить Айседору – она видела, что шаль сползла с плечей Айседоры, что она волочится по земле, словно струйка крови, что ткань попала в колесо! Она пыталась сказать – но ее не услышали. Она кричала, указывала на опасность, просила знакомого сказать об опасности – все было тщетно. Мэри сама описала этот трагический эпизод в своей книге о жизни Айседоры. И добавила историю о мрачных предчувствиях, которые мучили ее до поездки, когда восторженная и снова влюбленная Айседора только собиралась ехать с молодым красавцем-итальянцем. Мэри пыталась предупредить – но ничего не вышло. Айседора была поглощена начинающимся романом, предстоящей поездкой на скоростной машине, она ничего не желала слушать! Вот и не услышала последнего предупреждения верной подруги… Вся эта трагическая история описана Мэри очень драматично и искренне. Но дин из автомобильных экспертов обмолвился в своем отчете, написанном спустя много лет после […]

«Хлыстовская богородица»

21.07.2017 administrator 0

«Катька Медичи», «фуриозная женщина», «ведьма», «психопатка», «Суслиха», — какими только эпитетами не наградили Аполлинарию Суслову два ее знаменитых возлюбленных, Достоевский и Розанов. Хотя Достоевский предлагал сочетаться законным браком этой демонической особе, а Розанов, испросив разрешения у университетского начальства, женился на ней — разница в возрасте составляла шестнадцать лет. Полина, как теперь ее называли, по имени главной героини повести великого Достоевского, была старше мужа-студента. А до этого Достоевский был ее старше – на двадцать лет. В момент их встречи Аполлинарии едва исполнился двадцать один год. Но, судя по воспоминаниям дочери Достоевского, девушка уже была законченной стервой и лгуньей. Подлой обманщицей, интриганкой, стравливающей студентов; лекции пропускала, экзамены в университете, где училась, не сдавала, вместо этого плела интриги и развратничала. Вот юность этой мрачной, одетой в черное девушки. Уже с ней все понятно. И к Достоевскому эта особа сама навязалась, начала преследовать письмами и обольщать. А потом уехала одна в Париж, а писателя выманила туда же подлым обманом! Какая неприятная девушка, — только и остается сказать. Если не знать, что слова дочери писателя немного неправдивы, мягко говоря. Девушкам в шестидесятые годы девятнадцатого века не разрешалось получать образование в университете. И уж тем более сдавать экзамены. Такие уж были порядки в России. И дочь […]

Неравный брак живописца Брюллова

21.07.2017 administrator 0

…С детства так грустно было смотреть на картину «Неравный брак». Вот злой старик; он женится на молоденькой невинной девушке, которая покорно и печально смирилась со своей участью. Вероятно, замуж ее выдали алчные родные – из-за богатства злого старика. И в толпе гостей художник Пукирев изобразил самого себя в роли шафера – он был возлюбленным девушки, но он был беден, так что пришлось смириться с трагическим браком. Будь проклято общество, где юных девушек выдают за стариков из-за денег, разлучая с пылкими возлюбленными, ломая жизнь! Все понятно. На самом деле, понятно далеко не все. И сами художники не любили, когда их картины трактовали слишком просто и примитивно – здесь добро, здесь зло, вот кроткая овечка, вот зловещий садист-старик… Хотя именно так говорили в обществе о другом живописце – о великом Карле Брюллове после его разрыва с молодой женой. И свадьба проходила похоже по настроению. Только венчались молодые в лютеранской церкви. Остальное было внешне похоже: жениху Карлу было почти сорок. Пожилой человек по тем временам, поживший, поистаскавшийся в многочисленных романах, любитель выпить, слегка неуравновешенный, глухой на одно ухо… Это отец в детстве ударил маленького Карлушу так, что ребенок оглох на всю жизнь. До пяти лет Карл не мог ходить, болел рахитом, так что […]

Бармалей и Колхозия

21.07.2017 administrator 0

Корней Иванович Чуковский – любимец детей и автор незабвенной «Мухи-Цокотухи». Еще про доброго доктора Айболита он писал, про Акулу-Каракулу, про Бибигона… Иногда вспомнят еще книгу «От двух до пяти» — о смешных детских словечках и развитии речи. Немножко нелепый добрый старик с грубоватым лицом сидит на лавочке в окружении детей – хрестоматийный образ сказочника из Переделкино, таким он нам представляется. А не было никакого Корнея Ивановича Чуковского на самом деле; не было ни имени, ни отчества, ни фамилии таких. Они тоже выдуманы, как Айболит и собачка Авва. Был незаконнорожденный мальчик Коля, сын прачки, да еще и еврей наполовину, без отчества – отца звали Эммануилом, но для незаконнорожденных отчество в метрике не было предусмотрено. И юноша, краснея и бледнея, говорил, когда его спрашивали об отчестве: «зовите меня просто Коля!». Отец и дед, как он писал, были для него недосягаемой роскошью… И из пятого класса гимназии Колю выставили «за низкое происхождение»; пусть доучивается дома. Он и доучился. По самоучителю так овладел английским языком, что стал одним из лучших переводчиков знаменитых поэтов и писателей. И до конца жизни говорил на английском с таким ужасным акцентом, что его плохо понимали – по самоучителю произношение было трудно выучить. Коля читал, непрерывно читал; и писал, и […]