Психологическая смерть

01.12.2017 administrator 0

Психологическая смерть предшествует биологической. Человек может быть совершенно здоров телесно, жить обычной жизнью, улыбаться, общаться, работать – и неожиданно погибнуть во цвете лет. Не обязательно от болезни; причиной может стать несчастный случай, авария, нападение – все, что угодно. И окружающие горестно удивляются: как же так? Он был такой молодой еще, такой крепкий на вид, он мог бы жить и жить… Не мог. Потому что ученые давно поняли: очень часто биологическая смерть происходит после смерти психологической и социальной. И те же окружающие все же вспоминают, что с ушедшим человеком что-то было не так. Он был «какой-то не такой», он вел себя как-то странно, необычно, что ли… Трудно описать словами ощущение, которое возникает при общении с психологически-умирающим человеком. Только некоторые люди, наделенные интуицией и тонкой чувствительностью, могут сказать: «я увидела смерть в его левом глазу. Он был такой тусклый, словно неживой!», — так художница Элизабет Виже-Лебрен сказала об одном короле, портрет которого писала. Всю жизнь художница писала удивительно точные портреты, которые отражали саму душу того, кто ей позировал. И вот – они увидела нечто, что намекало на грядущую смерть. Так чувствительные люди ощущают «запах смерти», — неявный, смутный, ни на что не похожий. И вообще – запах ли это? Но это ощущение […]

Обесценить, очернить, втоптать в грязь

01.11.2017 administrator 0

Обесценить, очернить, втоптать в грязь – это простая техника. И самое светлое, доброе, даже святое можно превратить в объект насмешек и глумления. Так психолог Виктор Франкл в страшном концлагере ответил на вопрос фашиста, «кем ты был прежде, номер такой-то?» — «я был доктором и лечил людей». Фашист глумливо сказал: «ты был жалким докторишкой и выманивал у людей деньги!». Франкл понял, что это – убийство его личности, обесценивание всего, чем он жил и благодаря чему выживает теперь. И бросился на фашиста – прямо в концлагере, на фоне газовых печей и виселиц. Потому что стоит смириться с обесцениванием – и ты мертв. Все светлое, доброе, радостное уничтожено и вываляно в грязи. И жить незачем, можно лишь доживать, как скот, в ожидании неминуемой смерти. Нет ни великой музыки, ни прекрасных картин, ни человеческого благородства и духовных ценностей – ничего нет. Есть только «фабрика смерти», где зло царит безраздельно. Франкл выжил. И в концлагере продолжал тайно работать психологом. И в уме писал свою книгу, которая потом стала мощной поддержкой и спасением для миллионов людей. Для людей, чью жизнь и личность пытаются растоптать, а идеалы – подвергнуть осмеянию. Человек живет, пока у него есть идеалы, пока есть нравственный закон внутри и звездное небо над головой… […]

Лень – матушка

10.09.2017 administrator 0

«Это голос лентяя; вот он застонал: «ах, меня разбудили! Я спал бы да спал!». Как скрипучая дверца на петлях тугих он, кряхтя, повернулся в перинах своих», — это нравоучительные английские стихи для детей восемнадцатого века. И картинок с изображением лени было много; все они пугающие и устрашающие. Ведь лень – один из смертных грехов. И великий Данте не забыл о лентяях – он поместил их в пятый круг ада, пусть мучаются! Презрение и ненависть к лени понятны. Ведь лентяй – нахлебник общества. И за него усилия приходится прилагать другим людям. С рождения до смерти человек должен быть трудолюбив, активен, заботлив и предприимчив, чтобы приносить пользу обществу. Но вот парадокс – наградой за вечные труды и усилия в загробном мире будет блаженный отдых. «Ничегонеделание», наслаждение покоем и отсутствием тяжкого труда – вот награда трудолюбивым. И не все так просто с ленью, которую презирают и считают пороком. Леонард Кармайкл писал, что лень – «это не то  слово, которое должно быть в заголовках большинства книг по психологии. Лень – это тайна современной психологии…», которую надобно разгадать, чтобы понять, как рождаются великие открытия и произведения искусства, что побуждает человека неистово трудиться над задачей, которая не имеет сиюминутного практического значения и не может немедленно послужить […]

Что такое «порча». К истории вопроса.

25.07.2017 administrator 0

Наверное, нет больше такого социокультурного и психологического феномена, про который все знают, все говорят, но при этом само слово остается запретным, неприличным, мракобесным. Официальная наука этим феноменом не то чтобы не занимается, а яростно отрицает, правоохранительные органы только успевают ловить мошенников и шарлатанов, а то и просто воров, которые диагностируют и снимают порчу, выманивая или выкрадывая все сбережения жертвы. Неужели речь идет о глупцах, которые верят в магию, колдовство и прочую чушь, добровольно расставаясь со своими сбережениями? А может, эти люди и впрямь чувствуют, ощущают что-то, что лежит вне их сознания и воли, нарушает жизнь, отнимает здоровье, приносит беды и страдания? Только вот попробуй пойти к обычному психологу или психотерапевту и сказать: » Вы знаете, на меня навели порчу« — вас или примут за шизофреника с архаическим бредом, или начнут убеждать, что все это — самовнушение, надо просто взять себя в руки и попринимать специальные препараты, глядишь, порча и пройдет. В одном случае вы столкнетесь с профессиональными обманщиками, спекулирующим на теме порчи, в другом — с ограниченными, слабо подготовленными к профессиональной деятельности людьми. Когда нас убеждают, что мы все придумали и вообразили, это напоминает визит к врачу, который начнет уверять нас, что мы сами виноваты в своей болезни, мы, мол, вообразили ее. И боли наши, и страдания — все это плод разгоряченного воображения. Доктор же не чувствует боли — следовательно, ее объективно нет! Еще много десятилетий назад Юнг писал о том, что большая ошибка — сваливать на самого пациента то, что он связывает с действием автономной силы. «Меня избили хулиганы», — а в ответ услышим: » Никто вас не избивал, это вы сами […]

Оскорбление. Как реагировать?

21.07.2017 administrator 0

«Меня и грабили, и просто не платили, и оскорбляли на английском языке», — пел когда-то Вили Токарев о работе таксиста… Всех нас когда-то оскорбляли. Не обзывали, не били в драке, даже не унижали – а именно оскорбляли. Чувство, которое возникает после оскорбления – сначала гнев, агрессия. Потом – депрессия и ощущение чего-то невыразимо гадкого, такого, что нельзя забыть и исправить, а если и можно – то для забвения и исправления нужны годы, если не века… Не случайно еще лет сто пятьдесят назад честно считали, что оскорбление можно смыть только кровью – или своей, или – врага. Или даже кого-нибудь из семьи или ближайшего окружения врага… С оскорбленным публично человеком никто не хотел общаться, ему отказывали от дома, а кодекс офицерской чести предписывал ему немедленно подать в отставку, если он ничего не предпринял для защиты своей личности, своего доброго имени. Человек становился как будто заразным или грязным, непригодным для общения. «Надо не отвечать», «надо простить», «надо не унижаться до поведения врага», — множество подобных советов, подкрепленных странными притчами, учат нас «правильному» поведению. Однако даже на государственном уровне приняли закон о защите чувств верующих от оскорбления. Существуют законы, карающие за оскорбление личности. А ведь чего проще – гордо уйти и смиренно простить. […]